Вы здесь

Блог пользователя as

Неизвестный Мир - уже Индия.
Ю.Болотов и Г.Кубатьян в ходе кругосветной экспедиции "Неизвестный Мир", автостопом достигли Индии.

Последнее сообщение от Г.Кубатьяна за 7.09.2003:

Privet vsem! My vmeste s Yuroi Bolotovym v stolitse Indii. Gorod dovolno chistyi, bomjei malo, idet dojd. Tri dnia do etogo proveli v Amritsare v Zolotom Hrame sikhov. Vot eto super mesto. Vsem rekomenduem posetit`. V blijaishih planah ostat`sia v Delhi i poiskat` sponsorov, t.k. dengi na ishode. Esli u kogo-nibud` est` kontakty (vpiski) v Delhi, pojaluista soobschite na e-mail (sejaha@yandex.ru).

Здесь смотрите предыдущие сообщения о ходе экспедиции >>

Официальный сайт экспедиции >>
73-и соревнования Гильдии
20-21 сентября состоятся 73-и соревнования Гильдии - командные гонки.
Гонки посвящены 7-летнему юбилею Гильдии. Рассчитаны на полтора дня.
Планируются посиделки после финиша.

Сбор Гильдейцев, на котором будут формироваться команды, состоится на Голикова-86/60, 14 сентября в 17:00.

Если Вы не можете прийти, но хотите
участвовать - известите об этом М.Гуменика и оставьте координаты (е-мейл и/или телефон) для оперативной связи - они будут переданы капитану команды, которая пожелает вас видеть в составе себя. О своих особых предпочтениях также следует извещать М.Гуменика.

Официальное приглашение послано в ПЛАС и АВП.

Гильдия Мастеров Автостопа

Старты:

ж.д. Ручьи (остановка первого вагона в сторону Приозерска) - 1,

угол Васи Алексеева и Автовской ул. - 1,

ейшлотский переулок, 5 (Автомастерская "Вебер", от въездных ворот) - 2.

КП1а - въезд в Матоксу (1)

КП1б - въезд в Ломоносов (1)

КП1а и б - для разных участников.

сразу закрыты пр. Ш. Руставели и пр. Просвещения для проезда и пересечения.
после КП1 закрыт СПб, кроме Волхонского шоссе и Красного Села.

КП2а - Петрозаводск, въезд со ст. Мурманска (1)

КП2б - Лодейное Поле, пов. с М18 со ст. СПб (все)

КП2в - Свирьстрой, пов. (3)

КП2г - Алеховщина (3)

КП2д - Ст. Ладога (1)

КП2е - Колчаново (2)

после проследования любого из КП2 СПб открыт.

КП3 - Тосно, въезд со ст. СПб(3)

финиш: ул. Л. Голикова 86-60.

рест 10/4

старт в 8:00

Трасса может претерпеть несущественные изменения


Положение об организации командных гонок, посвященных 7-летию Гильдии.


1. В случае возникновения противоречий между Правилами соревнований Гильдии, Положением об организации соревнований Гильдии и данным
Положением, действует данное Положение.


2. Заявка.

2.1 Предварительная заявка.

Предварительная заявка подается в Оргкомитет до 21:00 15 сентября 2003 г.

В заявке должны быть указаны:

- идентификатор команды, в ходе гонок указываемый на контрольных марках;

- имена, фамилии и номера (в ходе гонок указываемые на контрольных марках)

3 ведущих, одного ведомого и не более 8 запасных;

- телефон и адрес электронной почты Капитана команды (для оперативной связи).

2.2 Окончательная заявка.

До 22:00 17 сентября Оргкомитет согласует с Капитанами команд, подавших предварительные заявки, возможность изменения командной формулы с 3+1 на 4+1 или 4+2. В случае, если хотя бы один Капитан будет возражать, формула останется 3+1.

Об окончательной командной формуле все Капитаны команд, подавших предварительные заявки, будут извещены по указанным им координатам оперативной связи до 21:00 18 сентября.

Окончательные заявки принимаются до 21:00 19 сентября 2003 г.

В заявке должны быть указаны:

- идентификатор команды, в ходе гонок указываемый на контрольных марках;

- имена, фамилии и номера (в ходе гонок указываемые на контрольных марках)
требуемого количества ведущих и ведомых, не более 8 запасных;

- телефон и адрес электронной почты Капитана команды (для оперативной
связи).

Если командная формула не будет изменена, то подавшим предварительные заявки
не обязательно подавать окончательные.

2.3 Один и тот же человек может быть указан в разных командах в качестве
запасного, но только в одной команде - в основном составе.


3. Замена.

В ходе гонок возможна замена участника гонок запасным. Также возможен выход
на старт запасного участника вместо основного, в этом случае основной участник
считается замененным, однако предоставление хроники от него не требуется.

Замененный участник гонок не может в дальнейшем участвовать в данных гонках.

Замененный участник должен указать в хронике место и время замены, номер заменившего, а также слово "заменен".

Заменивший участник должен указать в хронике место и время замены, номер замененного, а также слово "заменил".

Запасной участник, вышедший на старт вместо основного, должен в момент старт написать
слово "старт" и не должен писать слово "заменил".

Слова "заменен" и "заменил" приравниваются к словам "финиш" и "старт" с точки зрения судейства.

Если во время замены заменяемый находится в режимах "рест" или "вне игры", то заменяемый
и заменяющий могут находиться в разных точках пространства.


4 Стартовая фора.

Каждой команде будет выдана стартовая фора.

Стартовая фора будет указана при объявлении тассы.

Стартовую фору необходимо разделить в произвольной
пропорции между членами команды. апример, если при командной формуле 3+1 дано 40 минут стартовой форы, и она разделена между членами команды
поровну, то при объявленном старте в 8:00 все члены команды должны стартовать в 7:50.


5. Судейство.

Хроники принимаются арбитром и оргкомитетом гонок. Хроники принимаются как на бумажном
носителе, так и по электронной почте. Хроники принимаются до 21:00 28.09.2003.


Не принятые до этого момента хроники считаются несуществующими.


Арбитр объявляет предварительные итоги 24.09.2003 на Среде. Предварительные итоги размещаются
в ru.autostop, о предварительных итогах судейства извещаются капитаны команд.


Апелляции разбираются 1.10.2003 года на Среде. Там же подводятся окончательные итоги гонок.


Заявки и вопросы - М.Гуменику, по электронной почте и/или по тел. (812) 153-5147
Неизвестный Мир - последние новости.
Вот последние новости от Г.Кубатьяна и Ю.Болотова:

от 15 авг 2003

Privet vsem u nas v Qume bili Bolotov i Kubatyan, no boshe dna ne zaderzhalis, toropilis v pakistan. Iraq oni proyehali normalno,
fotki vesma interesniye, esli kto eshe budet v qume, zvonite:2932975, ili 2932847, skazhete chtobi pozvali Anton ahli rusiye.

от 24 августа 2003

Privet vsem! Eto Grigory Kubatyan i Yury Bolotov. My uje nedelu kak v
Pakistane. Pobyvali v Qwette i v Karachi. Pakistan klassnaia strana i
ponravilas` nam gorazdo bolshe Irana. Narod gostepriimnyi, bezumno
interesnye razukrashennye gruzoviki i avtobusy, horoshii avtostop.
Vchera vystupali po televideniu Karachi s rasskazom o nashei expeditsii.
Segodnia ehali nerazdelnoi troikoi s pakistantsem. Nash kollektiv rastet.
Vy esche toje mojete prisoedinitsia :-)

фотографии из путешествия по Пакистану

от 30 августа 2003

Privet vsem. Vylojil na sait fotki iz Iraka i Pakistana. Tak chto zahodite.
K sojaleniu vremeni na otladku saita ne hvataet. Esli zametite gluki - soobschaite.
A my cherez nedelu pohoje uje budem v Indii.

Дневник путешествия:

Россия

Грузия

Армения

Турция

Ирак

Неизвестный Мир - V (Ирак)

С обеих сторон турецко-иракской границы скопилось огромное количество транспорта, в основном бензовозы. В Ираке розничная стоимость бензина составляла 70 литров за 1 доллар, поэтому вереницы бензовозов вытянулись на километры. Пеший переход был запрещен, а пассажиров проезжающей машины вносили в специальные списки, копии которых разбирали многочисленные турецкие силовые ведомства (таможенники, полиция, спецслужбы) контролирующих поток людей проходящих через границу. Никаких денежных поборов не производилось, однако пешему туристу предлагалось переехать через границу на такси, что довольно дорого само по себе. Через реку располагался иракский Курдистан, о чем официально заявляла въездная табличка. Курдистанские власти бесплатно выдали нам специальный вкладыш в паспорт, якобы действующий в течение 60 дней. Вероятно, этот вкладыш действовал только на этом переходе при возвращении в Турцию, поскольку на других таможнях о существовании курдистанского листочка даже не имели представления. В Ираке толком не было правительства, а значит - не было и виз. Как радостно сообщил нам турецкий дальнобойщик: «Саддам - ек, виза - ек!» На границе присутствовали американские солдаты, но в таможенном процессе они никак не участвовали, лишь вяло наблюдали за происходящим. Весь контроль осуществляли курдские таможенники и полицейские, наконец-то почувствовавшие себя хозяевами в собственной стране.

Материалы взяты с официального сайта экспедиции: http://www.geocities.com/koubatian/Мы благополучно добрались от границы до города Захо. Попытались двигаться дальше на Мосул, но на выезде из города нас не пропустила полиция, мотивируя свои действия тем, что уже поздно, а дорога опасна. Переночевали в городском парке в палатке. Попытки устроиться на ночлег в организациях и у местных жителей не увенчались успехом. Ночью периодически бухали взрывы. Гроза? Или может американцы бомбят недобитых баасистов? Позже выяснилось, что американцы по ночам уничтожают неразорвавшиеся после бомбежек снаряды, свои и иракские. Днем слишком жарко что-либо делать, а ночью работать гораздо легче, тем более с приборами ночного виденья.
Курды оказались довольно дружелюбными, и, проходя вдоль торговых рядов, мы получили в подарок несколько мешков фруктов и хлеба. В отличие от арабов курды ходят в мешковатых шароварах и широких поясах, а платки на голову наматывают в виде чалмы. Курды степенны, неторопливы и полны самоуважения. К американцам относятся как к друзьям, а русских подозревают в любви к Саддаму Хуссейну. Среди иракцев даже активно муссируются слухи, будто Хуссейна прячут в России, чтобы в один прекрасный день привезти обратно.
Утром мы отправились в Мосул. На этот раз полиция не препятствовала. Автостоп не был сложен, машины иногда останавливались просто так, даже если мы не голосовали. Все-таки первые автостопщики (а то и вообще первые туристы-«бэкпакеры» ) в послевоенном Ираке - невиданное зрелище. Мы ехали и на грузовиках, и в легковушках, и в кузовах пикапов. Дороги были отличными, лишь пейзажи несколько утомляли однообразной пустынностью, а ветер щедро швырял в лицо горячий песок.
В Мосуле решили не задерживаться, а двигаться на Тикрит. Кстати, двумя днями раньше в Мосуле были убиты в перестрелке сыновья Саддама Хуссейна - Удэй и Кусэй. Это также стоило жизни пяти американским солдатам и бог еще знает скольким мирным жителям. Впрочем, гражданских в Ираке никто за потери и не считает. Не то время.
Атмосфера в Мосуле царила несколько напряженная. Мотки колючей проволоки, обгоревшие здания, изредка проносящиеся по улицам американские патрульные «Humvey», в просторечье называемые «хаммерами». Несколько смягчило впечатление от увиденного проехавшее мимо нас такси, в открытом багажнике которого сидели ребятишки и весело махали нам руками. Пока шли по дороге, остановилась машина. В ней ехали журналист «Associated Press» Борзо Дарагахи, американец иранского происхождения, а также переводчик и шофер. Фигуры с рюкзаками вызвали у них удивление. Узнав, что мы «бэкпакеры», да еще и автостопщики, журналист пришел в восторг и решил взять у нас интервью. Мы поехали в ресторан какого-то дорогого отеля, где Борзо решил угостить нас обедом. Мы сели, сделали заказ. Прошло десять минут, с кухни пришли и сказали, что то что мы заказали - отсутствует. Сделали новый заказ, прошло еще минут пятнадцать, прежде чем нам принесли еду. На вопрос переводчика «почему так долго?», официант флегматично ответил: «Потому что нас оставил Саддам…»
Журналист отсоветовал нам ехать в Тикрит, так как это было слишком опасно. Тикрит – родина Саддама и последний оплот баасистов, сторонников диктатора. Не смотря на то что война была официально объявлена завершенной, она продолжались, на этот раз приобретя форму партизанской. Мы решили не рисковать без нужды, и поэтому поехали в Эрбиль. Борзо дал нам координаты некоего итальянца, доктора Джорджио, у которого мы смогли бы остановиться. В районе Анкава на окраине Эрбиля было расположено множество международных неправительственных организаций (NGO), занимающихся реабилитацией осужденных, оказанием медицинской помощи нуждающимся, восстановлением и строительством инфраструктуры и прочими благими делами. Доктор Джорджио работал на «Relief International», где занимался проблемами водоснабжения. Узнав, что мы путешествуем по Ираку автостопом, доктор сильно развеселился и согласился принять нас. В доме у него уже гостили беженцы - девушки из «Medair» Вирджиния, Линда, Лиза и Анника, которые уехали из Киркука после того, как там участились разбойные нападения на NGO. Вечером во дворе дома доктора Джорджио собралась вечеринка - человек двадцать европейцев работающих на разные организации. На столах были расставлены свечи, итальянская паста и пицца, фрукты и вина. Звучали тосты и шутки. Трудно было поверить, что за высоким забором дома находился хаотичный послевоенный Ирак, а не, скажем, мирный и приятный Кипр.
Весь следующий день мы отдыхали и расслаблялись в доме итальянца. Еще бы! Кондиционер, телевизор (новости BBC - "сегодня еще трех американцев застрелили в Багдаде..." - Как хорошо, что мы не в Багдаде!), мягкие диваны и полный холодильник еды, к которому мы получили неограниченный доступ. На улицу выходить даже было страшно. Температура зашкаливала за 50 градусов в тени. Воздух почти дрожал от жары. Впрочем, все равно пора была двигаться дальше.
Где-то в городе неподалеку от парламента Курдистана должна была быть интересная крепость. Мы добрались до парламента и зашли на проходную, чтобы спросить про дорогу к крепости. Никто из охранников по-английски не говорил, поэтому, пытаясь нам помочь, они стали куда-то звонить. Через некоторое время к нам вышел чиновник и предложил пройти внутрь. Мы согласились. Побывать в парламенте Курдистана - разве не интересно?! Здание парламента внутри напоминало дворец, где стояли часовые в национальной одежде (не хуже чем в Ватикане), и был установлен огромный портрет Мустафы Барзани - руководителя курдского освободительного движения и отца нынешнего лидера курдов Масуда Барзани. Пока мы пили чай с чиновником и степенно беседовали о будущем Курдистана, к нам подошел служащий и что-то сказал. Чиновник весь подтянулся и сообщил, что нас хочет видеть некая высокопоставленная персона. Мы поднялись на два этажа выше и оказались в кабинете председателя Демократической партии Курдистана доктора Насиха Гафура. В свое время доктор Насих учился в Киеве, а сейчас возглавлял крупнейшую партию Курдистана (51 место в парламенте из 105 возможных; 49 человек представляли Патриотический союз Курдистана , 4 человека Ассирийское демократическое движение и 1 человек ассирийцев-халдеев). Мы с удовольствием пообщались по-русски. Доктор Насих рассказал много интересного о нынешней ситуации в Курдистане и об его истории. Потом провел для нас экскурсию по парламенту. Здорово!
Посмотрев Арбильскую крепость и покинув город, к вечеру мы добрались до Киркука. По сравнению с северным Курдистаном Киркук нам не очень понравился. Со стороны взрослых стало больше мрачных взглядов в нашу сторону и меньше радостных, а мальчишки стали назойливее. Появились многочисленные попрошайки, в том числе и женщины, закутанные в длинные черные хиджабы. Устроиться куда-нибудь на ночлег оказалось затруднительно - практически все NGO, что работают днем, на ночь эвакуировались. Местный народ не являлся слишком гостеприимным, а ночевать в палатке не хотелось. С полуночи до четырех утра в Киркуке наступает комендантский час, но люди стараются не выходить на улицы без необходимости уже после восьми вечера с наступлением темноты. В позднее время можно напороться на грабителей (местные называют их «алибабами», в честь знаменитого средневекового разбойника Али-бабы по прозвищу Багдадский Вор) или наоборот на американцев случайно принявших вас за первых. И то и другое не сулит ничего хорошего. Мы потратили довольно много времени, прежде чем нам удалось устроиться на ночь в католическую церковь.
Утром пошли изучать город. На городском рынке было полно народу - продавалось все что угодно, уличные менялы предлагали к обмену огромные пачки саддамских динаров и курдистанских динаров "швейцарской" печати (напечатанных на самом деле в Англии). Стоило хоть на минуту остановиться где-либо, как вокруг начинали скапливаться зеваки. Видимо иностранцы здесь были большой редкостью.
Киркук считается курдистанским городом (по крайней мере так говорят курды на севере), но в реальности курдов там не так уж много. В основном в Киркуке живут арабы, туркмены и ассирийцы. Курдские деньги к оплате не принимают. Спросом пользуются только саддамские динары. Наиболее распространенные купюры - 250 динаров (1 доллар = 1500 динаров). Купюры меньшего достоинства (100, 50, 25) существуют, но встречаются не слишком часто, к тому же, как правило, в сильно потрепанном состоянии. Банкноты в 10000 динаров особым доверием не пользуются, так как большое их количество было украдено из банков во время войны, в том числе и купюры без номеров. Номера потом допечатывались кустарными способами, после чего многие магазины отказывались их принимать или принимали по курсу 6500 динаров за 10000.
Выбираясь из города, мы напоролись на "хелперов" (незваных помощников), которые, несмотря на наши протесты, остановили нам автобус в Багдад. Впрочем, с водителем легко удалось договориться взять нас бесплатно на сто километров, а в процессе пути он сам предложил довезти и до Багдада.
Нас высадили на какой-то площади в шиитском квартале на севере столицы. Вид двух иностранцев с рюкзаками вызвал нездоровый интерес со стороны местного населения, особенно юной его части. Нам кричали что-то вероятно обидное и пытались дергать за рюкзаки, подозревая в американизме. В центральной части Багдада стало несколько получше. Народ встречался в основном образованный и замечал развевающийся над рюкзаком российский флажок и надписи на футболке по-русски. Некоторые даже кричали «здравствуйте» и «спасибо». Повсюду виднелись разрушенные дома, обгоревшие автомобили. Из узких переулков мрачно выглядывали американские танки, окруженные баррикадами из бетонных блоков и колючей проволоки.
Уже темнело. Добравшись до посольства РФ, мы не обнаружили никаких восторгов по поводу нашего приезда (чего и следовало ожидать). На территорию посольства «из соображений безопасности» нас не пустили, зато предложили идти ночевать в отель «Шератон» или «Палестина» (примерно 150$ за ночь). Впрочем, у нас был телефон некоего знакомого Николая Кушлевича, о существовании которого мы узнали через интернет. Позвонить было непросто, так как городская телефонная связь в Багдаде была практически уничтожена, а сотовая связь еще недостаточно развита. Единственный выход - дорогущие спутниковые телефоны «Thuraya». Позвонить из консульства, как нам сказали, было невозможно. Мы все же нашли офис, откуда можно было сделать звонок. Минута разговора стоила нам 2 доллара, к тому же нас попытались надуть и выставить счет на полторы минуты по плохому курсу (при этом сам разговор длился не больше двадцати секунд), так что в динарах это получалось более трех долларов. Мы стали прилюдно стыдить жадного хозяина офиса, обвиняя его в обмане, и он в сердцах вернул нам те деньги, что мы заплатили.
Через некоторое время нас, стоящих возле консульства, забрал Николай и отвез к себе домой. В Ираке он работал на некую небольшую российскую компанию и продавал специальное компьютерное оборудование. В Багдаде Николай снимал этаж в частном доме в довольно престижном районе, недалеко от дворца Саддама.
Утром Николай уехал с женой на неделю в Иорданию, и мы остались без места жительства. Оставив собранные рюкзаки во дворе дома, отправились гулять по Багдаду. Еще раз зашли в российское консульство, но там нам не рассказали ничего нового. Ни о существовании российских компаний, ни о присутствии российских журналистах в Багдаде информации не было.
Возле банка неподалеку от консульства толпились люди. Там вроде бы наладили обмен ворованных десятитысячных купюр на честные двухсотпятидесятидинарные, но очереди скапливались большие, а меняли не больше пяти банкнот за раз. Ирак страна еще не пуганная, но, похоже, в скором времени стоит ждать прихода сюда всяких мошеннических финансовых пирамид типа МММ.
Бродить по Багдаду было безумно интересно. Окружающая обстановка шокировала и приводила в трепет одновременно (согласно замыслам американцев). Виднелись остовы изуродованных зданий, разбомбленный телецентр, взорванный банк. На улицах можно было найти листовки призывающие защищать Саддама любой ценой, а также валяющиеся везде гильзы и патроны. Все статуи диктатора уничтожены, максимум, что можно увидеть - стоящие на постаменте ноги. Лица вождя на портретах, мозаиках, барельефах также разбиты, изорваны, сожжены, замазаны краской, расстреляны из пулеметов. Светофоры отключены из-за постоянных проблем с электричеством. На стенах домов и заборах виднелись надписи «Thank you, USA!», «USA go away!» и даже «Yes, yes to Islam». Новая власть начала централизованно выплачивать зарплату и денежные пособия иракцам, и за деньгами выстроились многокилометровые очереди. На улицах помимо американских патрулей встречались британские и итальянские, но редко. В основном носились серые «хаммеры» по две-три машины ощетинившиеся пулеметами в разные стороны. Туда и сюда проезжали танки, бронетранспортеры и какие-то странные самоходные установки. Над городом барражировали вертолеты, обычно сразу по два. Гражданские машины часто ездили с названиями организаций вместо номеров, или даже вообще без номеров. Да и кому они нужны, если в стране царит анархия.
Приближаться к американцам нам крайне не рекомендовали. Каждый день на них организовываются атаки и, в случае очередной, американцы начинают стрелять во все стороны, уничтожая то, что не успело упасть на живот и отползти подальше. По официальным данным с момента официального окончания войны (в мае) по июль включительно погибло свыше 60 американцев, то есть не было дня, чтобы кого-нибудь не застрелили. В реальности число пострадавших гораздо больше, ежедневно с июня по август только в Багдаде погибало от трех до пяти американских солдат. Однако армейское командование не включает в статистику покалеченных, раненых и умерших в госпитале, пропавших без вести или «погибших в результате террористических актов» (считать ли брошенную в проезжающий по улице конвой ручную гранату террористическим актом или нет - все на усмотрение военного начальства, которое не любит афишировать потери). Потери же среди мирного иракского населения вообще потерями не считаются, и серьезные статистические подсчеты никто не ведет. Между прочим, во время ведения боевых действий, американцы применяли то самое запрещенное оружие массового уничтожения (в том числе химическое и радиоактивное), в изготовлении которого обвиняли Саддама Хуссейна. Подозрения против бывшего диктатора не подтвердились, а вот американским солдатам пришлось по ночам вывозить радиоактивный мусор, что образовался на месте некогда стоявших зданий, выкапывая на метр почву под ними, чтобы избежать скандалов с многочисленными правозащитными организациями.
Столицу Ирака коалиционным войскам удалось взять относительно легко. Помогли 600 миллионов долларов, истраченные на взятки высшим армейским офицерам Ирака. Очевидцы утверждают, что видели своими глазами, как иракские генералы и полковники приказывали солдатам сложить оружие и расходиться по домам, что многие с удовольствием и делали.
Багдад огромен (5 000 000 жителей), а на пятидесятиградусной жаре ходить по нему весьма не просто, также как трудно понять маршруты местных автобусов. Многие дороги перекрыты, маршруты изменены и даже местные толком не знают, что и куда ездит. На вопрос «как добраться до...» - неизменный ответ «на такси». В шиитском квартале в самом начале улицы Саадун нас несколько раз предупреждали быть поосторожнее - район неблагополучный. И действительно, пока шли, нас пытался закидать увесистыми камнями местный сумасшедший, его, на наше счастье, отогнали прохожие. Потом какой-то мальчишка махал у нас перед носом палкой с примотанными к ней скотчем ножами, видимо пытаясь просто испугать. Зашли в какую-то аптеку, чтобы узнать, где находится редакция «Baghdad Bulletin», которую мы намеревались посетить. Пока фармацевты с умным видом изучали записанный на листочке адрес, в задней комнате аптеки шла борьба: кому-то вязали руки, а человек кричал и отбивался. После подобных прогулок пешком ходить расхотелось. Местные, чадящие удушливой гарью, автобусы тоже не радовали. В них весьма душно и шумно. Еще там предусмотрены пепельницы возле каждого сиденья, а значит разрешено курить. Этим многие пассажиры пользуются без зазрения совести. Из-за жары окна постоянно открыты, и ветер раздувает пепел по всему салону. Главное - беречь глаза.
Нам удалось найти одну российскую компанию, продолжающую не смотря ни на что работать в Багдаде: «Силовые машины» (бывший «Энергомашэкпорт»). Ее генеральный директор Александр Масленников принял нас очень хорошо и выделил в доме специальную гостевую комнату, где мы и поселились. Вечером в доме остались только мы и сторож - пожилой араб. Он приготовил нам ужин, а сам пошел на второй этаж молиться. Пока мы, при свете керосиновой лампы, ужинали (электричества опять не было), сверху раздавались звуки совершаемого сторожем намаза. Наконец, он спустился вниз. Дедушка не говорил по-английски, но мы поняли, что он жаловался Аллаху на отсутствие электричества, жару, неработающий холодильник и прочие проблемы. Впрочем Аллах не остался глух к его молитвам, и через несколько минут электричество вернулось, что очень обрадовало дедушку.
Мы провели еще несколько дней в Багдаде. Каждый день на улицах доносились звуки автоматных очередей, а изредка можно услышать и выстрелы из пушки. Мы решили, что Ирака с нас достаточно и пора бы уже двинуться в путь. Например, в сторону Кувейта. Как получить кувейтскую визу было непонятно. В Багдаде консульства не было, а противоречивые слухи утверждали, что визу можно получить прямо на границе, правда, для всех кроме русских, но если заплатить больше или принести рекомендательное письмо, то и русских пропускают. В общем, достоверной информации у нас снова не было, и мы поехали наугад.
Выбрались на трассу и направились на юг. Автостопом ехать было не сложно. Машины останавливались почти сразу, причем любые. Некоторое расстояние мы проехали даже на мусоровозе. Водитель посадил нас в кабину, а двое его пассажиров относительно комфортно разместились за мусорным баком.
Одно из самых известных и значительных мест в Ираке – знаменитый Вавилон. Пропустить его мы не могли, поэтому попытались проникнуть в это сакральное место. Увы, американцы облюбовали Вавилон под военную базу. Часовой на въезде позвонил начальству насчет нас, но положительного ответа не получил и, соответственно, не смог пропустить нас на охраняемую территорию. Это несколько огорчило, но было предсказуемо. Что ж, тем проще. Больше нас в Ираке практически ничего не держало, и мы отправились дальше. Вдоль дороги в изобилии встречались разбитые танки и пушки советского и иностранного происхождения.
На участке Хилла – Дивания мы попали в небольшой городок Аль Касим. Местные жители не были избалованы вниманием туристов, поэтому странствующие «белые мистеры» с большими рюкзаками вызвали в городе нездоровый ажиотаж. Такое простое действие как покупка килограмма винограда на рынке с последующим его съеданием за столиком на улице превратилось в целое шоу. Вокруг нас собралось человек шестьдесят. Они внимательно наблюдали за нами и периодически вставляли свои комментарии. Наиболее отважные подростки делали попытки выпросить у нас в подарок что-нибудь из вещей. А встревоженные слабоанглоговорящие взрослые предостерегали нас о высокой концентрации «алибаб» в окружающем пространстве и перекладывали наши рюкзаки с места на место, якобы чтобы не допустить их случайного пропадания. Неожиданно из толпы появился синерубашечный полицейский, представляющий новую власть. Заговорщицким голосом он также сообщил нам про «алибаб», порекомендовал быть настороже, и поинтересовался, есть ли у нас оружие. Потом пообещал помочь и с тем пропал.
Мы поняли, что «шоу» пора прекращать. Если где и есть «алибабы», так именно в этом городе. Водрузив рюкзаки на спины, мы постарались оторваться от любопытной толпы. Некоторое время нас еще преследовали назойливые пацаны, но потом отстали и они. Чуть-чуть проехали на машинах, но недалеко. Водители почему-то плохо понимали, что от них хотят, делали испуганные глаза и уезжали. Или наоборот останавливалось сразу несколько машин, водители собирались в кучки и долго обсуждали между собой удивительные особенности круговорота «белых мистеров» в природе. Мы уже почти отчаялись уехать, как вдруг перед нами остановился джип с уже знакомым полицаем за рулем. С ним еще находилось два товарища. С самым невинным видом полицай предложил проехать с ним обратно в город, для дружеской встречи с неким начальником, в результате которой нам помогут добраться куда мы хотим, и при этом мы избежим многих опасностей поджидающих странников на дороге. Мы согласились, полагая, что ничем особо плохим «встреча с начальником» грозить не должна. А может напоят чаем. Всю дорогу полицай рассказывал как опасен их район, как там убивают и грабят людей, и похищают их с целью получения выкупа. Рассказывал он со знанием дела, наверное сам с этого начинал, пока не вырос до целого полицейского.
Мы въехали в город, когда нам повстречался американский патруль. Наш водитель остановился посреди дороги и что-то начал говорить американцам. Те заинтересовались странными туристами и захотели познакомиться с нами поближе посредством изучения наших паспортов. Заодно попросили посмотреть и цифровую фотокамеру – убедиться, что мы не снимали ей некие секретные объекты. Потом позвонили куда-то по спутниковым телефонам, приехали армейские офицеры, которые также начали звонить по разным инстанциям. Все это время три американских «хаммера» и наш джип стояли прямо посреди дороги, полностью застопорив все движение. Американцы выставили вооруженных солдат по периметру конвоя. Все это вызвало неподдельный интерес местного населения, которое собралось вокруг большими толпами, но не подходило слишком близко, опасливо косясь на автоматические винтовки американцев. Самые сообразительные даже притащили пластиковые стулья и сидели как в театре. Наконец, почти через полчаса инструкции по нашему поводу были получены, солдаты посадили нас в один из «хаммеров», а рюкзаки на всякий случай в другой. Когда конвой тронулся, восторг местного населения достиг апогея. Нам вслед неслись приветственные возгласы, а детишки бежали следом. Еще бы! В городке, который сроду не посещали иностранцы, среди бела дня американские военные арестовывают русских шпионов. Такое даже представить трудно.
Нас привезли на небольшую военную базу расположенную неподалеку от города. Как к нам относиться не было понятно. Один из солдат сделал было попытку пристроить нас в помещении для задержанных, где виднелись следы крови и валялись разрезанные пластиковые наручники, но мы скорее являлись гостями, чем пленниками, поэтому нас пригласили в центр двора, поставили стулья и принесли два подноса с едой. Мы начали хрустеть хотдогами и гамбургерами и общаться с любопытными солдатами. Американцы были вполне дружелюбны и, похоже, намеревались накормить нас до отвала, принося все новые и новые порции еды. Через некоторое время нам сообщили, что хотят отвезти нас на военную базу в Хиллу для беседы, после которой нас определенно должны были отпустить. Мы не возражали (это в любом случае было бы бесполезно), воспринимая происходящее просто как новое приключение. Расселись в «хаммеры», офицер скомандовал «condition one» , солдаты щелкнули затворами М-16, досылая патроны в патронник, и мы поехали.
Дорога не заняла много времени, и вскоре мы уже проезжали сквозь бетонно-проволочные баррикады, окружающие базу морских пехотинцев в Хилле. Фанерный щит возле ворот гласил, что нет лучше друзей, чем морпехи, и нет хуже врагов, чем они. На территории лагеря находились танки, грузовики и прочая военная техника. На плацу выступал какой-то ансамбль, исполняющий популярные американские песни для поднятия боевого духа солдат, рядом высились башни, построенные из коробок с водой и кока-колой. Нас с Юрой провели в одно из зданий и развели в разные комнаты. Здание было довольно неухоженным, а комната, куда меня завели, вообще навевала уныние. Мебель отсутствовала, свет тоже. Меня наскоро обыскали, потом принесли стул. Чтобы в темноте я не устроил что-либо несанкционированное, на пол бросили пару люминесцентных трубок. Пластиковая трубка была наполнена густой жидкостью светящейся оранжевым светом. Химическая реакция, заставляющая ее светиться, срабатывала при преломлении трубки пополам. У входа в комнату встал часовой с автоматом. Минут через пятнадцать пришел офицер, чтобы допросить меня. Допрос велся в форме беседы, ненавязчиво и с улыбками, но взгляд собеседника оставался внимательным и цепким. Потом офицер ушел, а я остался наедине с охранником-пуэрториканцем. Тот, маясь от безделья, щелкал затвором и прицеливался из винтовки в разные стороны, периодически в мою, что мне очень не нравилось. Пуэрториканец сообщил, что он очень любит стрелять, поэтому и пошел в армию. Я уточнил – просто стрелять или стрелять по кому-либо. Часовой немного задумался и ответил, что когда необходимо, он с большим удовольствием стреляет по людям. Интересная особенность человеческой психологии. В мирное время убийство человека отвратительно и противоестественно, но стоит приклеить к нему ярлычок «враг», и вот значимость человеческой жизни уже уменьшилась до размеров картонной мишени.
Потом меня допрашивали еще раз, фотографировали и снимали отпечатки пальцев. Принесли складную койку, армейский сухой паек и несколько журналов «Times». Даже водили в туалет. Вот где проявил себя гений американской армейской мысли. Туалет располагался на улице и представлял собой несколько пластиковых гофрированных труб вкопанных в землю. Можно к трубе пристроиться передом, можно задом. Неудобно в любом случае.
Свет в здании включили, но когда я собирался заснуть, то выяснил, что выключать его не будут. Вообще заснуть было непросто. Беспокоил яркий свет, жара, а еще то, что наши рюкзаки в распотрошенном состоянии валялись в коридоре, а вещи были измазаны в пыли и грязи во время обыска и валялись рядом. Военные раскрутили и развинтили все, что было можно. Даже вынули батарейку из часов и куда-то ее подевали. Неприятно, конечно, но, ничего, приходилось терпеть.
Ночью свет снова отключался и часовой светил фонарем прямо в лицо, чтобы я не сбежал в темноте. Мысль о побеге была абсурдна в любом случае, а вот тыканье фонарем в лицо раздражало безумно. В 4:30 нас с Юрой разбудили, дали собрать вещи и сообщили о том, что сейчас нам предстоит «полетать». Начитавшись «Times», я вслух предположил, что нас хотят отправить на базу Гуантанамо с мешками на головах, но солдаты лишь усмехнулись на такое предположение и ничего не разъяснили. Нас вновь посадили на «хаммеры» и куда-то повезли. Начало светать, когда мы въехали на очередную базу. Эти места мы узнали. Вавилон, тот самый, куда нас не захотели пустить. Мы проехали мимо дворца и исторических развалин и остановились на аэродроме. Здесь были расположены вертолеты морской авиации, такие же, как в военной хронике времен Вьетнама или «Бури в пустыне», однако увидеть их своими глазами было гораздо интересней. Два десантных вертолета с надписями US Marines CH46 начали с шумом раскручивать свои винты. Воздух загудел и задрожал. Солдаты предложили мне пройти в один вертолет, а Юре в другой. Мы с удивлением спросили: «Два вертолета полетят куда-то только ради нас?» Ответ утвердительный. Лучше бы стоимость полета выдали нам деньгами. Пользы было бы больше. Впрочем, мало кто из наших знакомых может похвастаться, что летал на американском военном вертолете. Что ж, полетели!
Мне выдали шлем с очками. Вместе со своим охранником я поднялся в металлическое нутро вертолета. Машина ревела и ходила ходуном. С обоих бортов устроились пулеметчики, готовые щедро поливать пулями пятидесятого калибра все то, что может представлять угрозу полету. Вертолет вздрогнул и оторвался от земли. «Ты хотел Вавилон. Смотри!» - сказал американец. Мы сделали круг над древними руинами и полетели на север. В Багдад.
Полет проходил на небольшой высоте и занял не более получаса. Мы приземлились на импровизированном аэродроме концентрационного лагеря Абу Грейб на окраине Багдада. Раньше здесь была одна из самых больших саддамовских тюрем с подземельями и пыточными камерами. Говорят, что там было уничтожено и замучено до смерти свыше тридцати тысяч человек, и даже найдены массовые захоронения заключенных. Зловещее место. Однако мы еще не знали, что это Абу Грейб. Сопровождающие просто передали нас из рук в руки, приложив в качестве довеска наше личное дело, что-то вроде инструкции по эксплуатации новоприбывшего человеческого материала.
Здесь никто не знал, что на самом деле мы хорошие. Задержаны, значит за дело, а детали никого не интересовали. Нас немного провезли на здоровенном грузовике. Сопровождала нас девица в военной форме, и это не прибавляло оптимизма, поскольку она не сводила с нас мушки своего пистолета. Приехали, спрыгнули на землю. К нам подошли двое здоровых военных и начали неторопливо натягивать резиновые перчатки. «В задницу полезут» - угрюмо предположил Юра. Я согласился, что с них станется.
Нас обыскали тщательнейшим образом, заставив вынуть все из карманов, и прощупав швы на одежде. Все наши вещи, включая деньги, документы и даже носовые платки куда-то унесли, хорошо еще оставили шнурки в ботинках. Потом нас завели на площадку с натянутым тентом, огороженную по периметру тремя рядами колючей проволоки. Мы уселись под тентом. В пределах видимости были еще несколько подобных огороженных участков с тентами. Возле прохода на участок через дорогу напротив нас была прикреплена табличка «officers», а наш участок украшала табличка «civilians». «С рук не кормить. Опасно» - промелькнуло в голове. Это было что-то вроде сортировочного пункта. Здесь отделяли зерна от плевел, а матерых баасистов от уголовников и прочих «алибаб».
Возле входа в наш лагерь на картонной коробке расположился часовой с помповым ружьем. Ему было явно не уютно на солнце. Мы то сидели в тени под тентом. Впрочем, сидеть приходилось прямо в пыли, поскольку мебель для заключенных не была предусмотрена. Часовые сменялись каждые двадцать минут, а мы все сидели за колючей проволокой и не знали, чем кончится эта история.
Для беседы с нами прислали офицера говорящего по-русски. Складно говорить у него не очень-то получалось, и мы перешли на английский. Офицер пытался выяснить за что нас задержали, а мы пытались выяснить то же самое у него. Пообщавшись с нами вместе, а потом с каждым из нас по отдельности, он, вероятно, сделал какие-то выводы и ушел. И больше не появлялся. Выпустят нас или нет - осталось непонятно.
По нашей просьбе американцы принесли пару коробок, чтобы на них можно было сидеть и питьевую воду в бутылках. Как потом выяснилось, в коробках были американские сухие пайки (MRE: Meal, Ready-to-Eat, Individual). Мы безжалостно распотрошили одну из коробок. Еда у американских солдат неплохая. Всего нам встретилось двадцать четыре разновидности пакетов MRE. Вот, например, пакет № 19: мясо с грибами в овощном соусе, крекеры, овсяное печенье, порошок какао, желтый рис, земляничный джем, соль, соус табаско, растворимый кофе, сухое молоко, сахар, жевательная резинка, салфетки, пластиковая ложка, спички, влажная гигиеническая салфетка. Также в комплект входит MRE разогреватель – пластиковый пакет с химическим реагентом, моментально нагревающимся при добавлении воды. Комплекты довольно разнообразны, в них встречаются порезанные фрукты, конфеты, пирожные, растворимые напитки. При желании можно выбирать только комплекты с надписью «vegeterian». Они, как правило, самые вкусные.
Для нас американский ящик был спасением и единственным развлечением в течение долгих часов бессмысленного ожидания. Мы относились к коричневым пластиковым пакетам почти что с отеческой любовью. Интересно, что американцы наоборот не слишком жалуют свои сухие пайки, предпочитая свежую еду, и вскрывают их лишь для того, чтобы вытянуть оттуда что-нибудь вкусненькое. Естественно, за многие месяцы службы в Ираке опостылет даже самый сбалансированный сухой паек.
Вода в бутылках настолько нагрелась, что заваривать в ней чай или кофе не представляло сложности. А вместо использования патентованных химических разогревателей мы просто выставляли пакеты с едой на солнце, и через несколько минут еда была готова.
Юра предпочитал мотать свой срок в спящем состоянии и, кое-как замотавшись в кусок тента, ушел в мир сна. Мне же не спалось, а делать было абсолютно нечего, и я у каждого из постоянно сменяющихся охранников, в том числе девушек, пытался выпросить что-нибудь почитать. Единственной литературой, которая нашлась у американцев, был журнал «Maxim», но читать там было нечего, а рассматривать фотографии полуобнаженных красоток быстро надоело. Вечером нас так и не отпустили, вещи не вернули и кровати, как в Хилле, не принесли. Я пытался требовать улучшения наших жилищных условий, хотя бы в виде доски или куска картона, на которой можно было бы спать, но охранники остались глухи к этим требованиям. Пришлось разломать картонную коробку из-под еды и лечь на нее. С отступлением дневной жары, ночью активизировались разного рода насекомые: огромные кузнечики, комары, муравьи, мотыльки и какие-то странного вида крупные летающие штуковины, «dragonfly», как их называли наши охранники. Вся эта летающе-прыгающая братия норовила нас покусать, и, вероятно, после жилистых иракцев, считала за деликатес. Проиграв в неравном бою с насекомыми, Юра переместился спать в сидячем состоянии на оставшийся целым ящик с едой. Среди ночи появился какой-то хмурый сержант, и ящик забрал, видимо опасаясь за его судьбу. А еще всю ночь где-то неподалеку стреляли и палили из пушек. Короче, это был не самый приятный ночлег в нашей жизни.
На следующий день армейский грузовик привез к нашему лагерю странную деревянную конструкцию, отдаленно напоминающую типовую автобусную остановку. Мебель для нас? Если они решили улучшить наши жилищные условия, то это не к добру. Значит, мы здесь задержимся надолго. Оказалось, что эта штуковина должна была исполнять роль будки для наших сторожей. Хоть охранники и менялись постоянно, но все же сидеть под палящим солнцем, да еще в тяжеленных бронежилетах, им совсем не нравилось.
Через пару часов к нашему лагерю привезли полный фургон «алибаб». Руки их были скручены за спиной одноразовыми пластиковыми наручниками. Их обыскали и загнали на периметр напротив нас, тот, что был с надписью «officers», хотя на офицеров чумазые «алибабы» никак не смахивали, а были скорее похожи на безобидных мирных жителей случайно попавших под зачистку. Новичков быстро рассортировали и отправили куда-то, должно быть в тюрьму, а мы вновь остались в одиночестве.
В результате общения с охранниками и просто любопытствующими солдатами удалось выяснить, что нас собираются вскоре освободить. И то ли отправить в Кувейт, куда мы и собирались, то ли в Россию, то ли в Америку. Гадать было довольно интересно, после авиаперелета в Багдад мы готовы были к чему угодно. У одного из подходивших к нам офицеров я попросил подыскать мне какой-нибудь головной убор. Моя кепка утерялась на базе морпехов в Хилле, а ходить под иракским солнцем с непокрытой головой было практически равносильно самоубийству. Офицер обещал помочь и через некоторое время принес нам комплект футболок, шлепанцев, полотенец, а также мыло и зубную пасту. Никакой шапки он к сожалению не нашел. Зато нам удалось выторговать еще несколько послаблений - наши рюкзаки и поход в душ. С получением рюкзаков жизнь резко изменилась к лучшему. Можно было поставить палатку и разместиться в ней с комфортом, читать книги или делать записи. А в душ, который располагался в другой части лагеря, нас возили на «хаммере». Душевые кабинки были построены американцами специально для заключенных иракцев, которых мы наконец увидели в большом количестве. Они сидели под тентами на огромном поле размером в несколько стадионов.
Возвратившись к себе, я развесил выстиранную одежду на веревках, чтобы придать нашей временной тюрьме жилой и безобидный вид. Наконец нам сообщили, что дело сдвинулось с мертвой точки, и вскоре нас отпустят.

Неизвестный Мир - IV (Турция)

17.07.03 Грузию мы проскочили транзитом за один день и утром добрались до перехода из Грузии в Турцию. В принципе переход не был сложен. Очередей почти нет, пешком пускают. Правда грузины несколько раз проверяли паспорта и хотели денег. Сначала хотел 5$ полицейский офицер: "Я - полиция здесь все должны платить!" Потом таможенники: "Все должны платить по 10$ - это закон!" Впрочем отвертеться от неправедных вымогательств нам удалось относительно легко. На турецкой стороне оказалось, что визу дают только на 15 дней (за 10$). Чиновник, выдававший визы, по-английски не говорил. Мы показали ему рекомендательное письмо от Российского союза молодежи в надежде получить визу бесплатно. Чиновник это понял по своему и наклеил нам в паспорта по две визы (каждая стоимостью 10$), а сверху еще и припечатал странным штампом. Как оказалось, так выглядела двухмесячная турецкая мультивиза.
Материалы взяты с официального сайта экспедиции: http://www.geocities.com/koubatian/Вместе с турецкими дальнобойщиками, ехавшими от границы, мы добрались до Артвина. Символом Артвина были два сцепившихся быка. Бои быков излюбленное развлечение в этих местах. Погуляв по городу, и придя к выводу, что Турция все больше по развитию приблежается к Европе, мы устроились на ночлег в пожарную часть. Там нас приняли неплохо, предположив, что мы уже ночевали у них в прошлом году. Во тебе и раз! Видимо в Турции уже было так много автостопщиков, что сложно найти место, куда бы они не вписывались на ночлег!
18.07.03 Отправились в Трабзон изучать иранское консульство. Как раз близились выходные, и мы предположили, что консульство закрыто. Поэтому, побродив по Трабзону и огорчившись своей российской национальности, чей престиж изрядно подпортили постоянно приезжающие в город мешочники, жулики и проститутки, мы постарались уехать на выходные из города. Вспомнили как кто-то советовал посетить находящиеся недалеко от Трабзона местные монастыри - Вазелон и Сумелу. Что мы и сделали.

21.07.03 В консульстве Ирана в Трабзоне выяснилось, что визы там вообще не выдают. Нам, а вместе с нами и какому-то немцу, порекомендовали ехать в Эрзерум. Мы с Юрой решили разделиться и встретиться уже в Эрзеруме возле консульства. Я благополучно сменил несколько машин и к вечеру уже почти добрался до нужного мне города. Последний водитель грузовика, что подвозил меня, оказался странным малым. Всю дорогу курил как паровоз. И периодически пытался уговорить меня сказать по-арабски фразу "нет Бога кроме Аллаха...", чтобы, тем самым, вовлечь еще одного неверного в мусульманство. Когда я не согласился вовлекаться, водитель стал выпрашивать у меня посмотреть цифровую камеру. С чего-то он взял, что я был в Анталье и фотографировал там на пляжах женщин в купальниках. Очень уж турку захотелось порассматривать на дисплее камеры пляжных женщин. После очередной неудачи он замолчал и больше уже не разговаривал, лишь иногда пытался петь заунывные турецкие песни.

22.07.03 В эрзерумском консульстве Ирана ситуация оказалось более или менее приличной. 75 долларов за семидневную транзитную визу, которая выдается на следующий день. Там же в консульстве мы разговорились с одним французом. Он интересовался Ираком и решил позвонить в Анкару в иракское консульство, чтобы узнать условия въезда в Ирак. Оказалось, что граница открыта, а визы нет. Это обстоятельство нас весьма воодушевило. Оказывается мечта многих - Ирак, может скоро быть достигнут. Не делая иранской визы, мы ринулись в сторону границы с Ираком. В конце концов мы могли бы вернуться в Турцию, или поменять планы, уехать в Кувейт. А может в Багдаде визы Ирана дают бесплатно всем желающим. А если из Ирака нам не суждено вернуться, то опять же можно сэкономить на визе Ирана... :) Что не делается - все к лучшему. Пока что вопросов было больше чем ответов, но перспектива попасть в Ирак будоражила и манила.
Мы углубились в турецкий Курдистан, заехали на озеро Ван, а к вечеру были уже в какой-то крупной деревне под Бинголем. Пытаясь устроится на ночлег, мы привлекли внимание местного населения. Вокруг нас собралась толпа человек десять-пятнадцать. Не смотря на наши объяснения, крестьяне всячески хотели от нас избавиться. Нам доверительно сообщили, что в деревне ночевать негде, еды нет, воды тоже. Единственый выход для нас - возвращаться обратно в Бинголь в отель. Или идти вперед два километра до поста жандармов, где нас примут с удовольствием и "намажут кебаб". Один из крестьян так смачно изобразил "кебаб", намазываемый нам жандармами, что все остальные не выдержали и расхохотались. Было ясно, что от нас просто пытаются отделаться. Мы прошли до конца деревни, и уже подумывали было поставить палатку, но потом решили еще раз попробовать удачу в деревне. Хотелось понять, действительно ли у турецких деревень такие гнусные свойства или нам просто не повезло. Мы нашли какого-то человека и начали напрашиваться к нему на ночлег. Спросили, где можно переночевать, он ответил, что "здесь нельзя". Спросили, где найти еду - "здесь нету". Попросили воды - не было. Наконец, спросили про айран (популярный турецкий молочный напиток). У турка айран был, и он, сокрушенно качая головой, повел нас за собой. А когда мы прошли во двор и познакомились с его семьей, то появилась и вода и еда. Нам даже постелили кровати в шатре во дворе дома, хотя мы собирались на ночь поставить палатку. Единственно, о чем сразу спросили - нет ли у нас оружия. В этой деревне просто боялись террористов.

24.07.03 Турецкий Курдистан проходился без особых проблем. Постов полиции было много, но хлопот они не доставляли. Наоборот угощали чаем. На многих постах стояли российские БТР`ы, но фотографировать их все равно не разрешали. Сейчас в Курдистане все спокойно. Иногда хлопоты полиции доставляет "PKK", организация борящаяся террорестическими методами за независимость курдов. Но в целом курды ведут себя относительно мирно. Кстати, говорить в Курдистане "Турция - гюзель! Вери гуд!" не стоит. Все-таки курды очень различают Турцию и Курдистан. Это все равно что в Чечне говорить: "Эх, хорошо у вас в России! Такие горы!"
В Ширнаке зашли на сырную фабрику. Там для нас устроили небольшую экскурсию с дегустацией сыра. Рабочие напоили нас чаем и с большим удовольствием учили турецким словам, когда мы показывали им разные предметы. Один из рабочих в азарте чуть не снял штаны, чтобы продемонстрировать нам свое нижнее белье и научить новому слову. А другой работник фабрики, заметив на руке у Юры фенечку-талисман, подаренную ему тайским монахом, сказал - "О, знак PKK! Это хорошо!" Уходя с фабрики, Юра снял фенечку, чтобы турецкая полиция тоже приняла ее за "знак PKK".
Граница с Ираком неотвратимо приближалась. Интересно, какой такой "кебаб" намажут нам впереди.

Неизвестный Мир - III (Армения)

27.06.03 На границе Грузии и Армении с обеих сторон армяне. Фактически прозрачную границу прошли без проблем, даже паспорта проверили лишь мельком. Сами пограничники жаловались, что многие контрабандисты просто сворачивают с дороги и объезжают таможню по полю, а местное население при пересечении границы даже не особо беспокоится брать с собой паспорта.
В этот же день добрались до Еревана с ветерком. Водитель Амаяк работал на российской военной базе в Ахалкалаки, имел свое кондитерское производство, да еще и возглавлял некое общественное объединение поддерживающее Шеварнадзе (хотя сам Амаяк осуждал его политику).
В Ереване разместились в институте ИВЭСЭП, благодаря знакомству с директором института Ниной Константиновной Есаян еще по обществу "Знание" в Санкт-Петербурге. Ночевали без особенного, впрочем, комфорта - прямо на партах в аудитории, ну да нам не привыкать. Ереван весь перерыт. Ведется ремонт, строительство. Такими темпами столица Армении скоро станет одним из самых красивых городов СНГ. Уже сейчас по улицам приятно пройти. Множество симпатичных ресторанчиков, магазинов и на каждом углу интернет-кафе.
Материалы взяты с официального сайта экспедиции: http://www.geocities.com/koubatian/30.06.03 Идем в консульство Ирана. Там хотят 75 долларов за транзитную визу на 5 дней. Теоретически делается она на следующий день, но нас подозревают в журнализме и прочем шпионстве, поэтому процесс изготовления визы затягивается. Иранцы хотят рекомендательное письмо от российского консульства. Дело обычное, но российский консул В.И.Хрулев наотрез отказывается дать нам эту бумагу, предлагая получить визу Ирана "цивилизованным" путем, то есть вернувшись в Москву. Заодно он сообщает, что в Иран лучше вообще не ехать, и в Грузию тоже - опасно, там по улицам ходят вооруженные до зубов чеченцы, охотящиеся на случайных русских путешественников. Увы, в российских консульствах до сих пор процветает некомпетентность и равнодушие. Единственное место, где нам искренне постарались помочь - МИД Армении, но, к сожалению, разговор "мидовцев" с консулом Ирана ничего не дал. Дело снова уперлось в злосчастное рекомендательное письмо из консульства РФ. Похоже придется возвращаться обратно в Грузию. А потом куда, в Турцию? Дело принимает непростой оборот.

1.07.03 В Ереване бастуют машинисты метро. Соответственно метро не работает. Вообще его построили в советское время больше из соображений престижа, чем необходимости. Даже специально переселяли людей из деревень в столицу, чтобы набрать заветный миллион жителей необходимый для получения из Москвы разрешения на строительство метро и, разумеется, значительных сумм денег. В основном нынешнее население Еревана предпочитает пользоваться маршрутками, в изобилии носящимися по городу. В поезде метро всего два вагона и только одна ветка. Стоимость проезда - 40 драм (около двух рублей).
Над городом возвышается монумент "Мать-Армения". Он стоит на горе и виден издалека. А раньше там стоял памятник Сталину. Когда его сносили (во время "оттепели"), то затемняли город - выключали свет и заставляли жителей окрестных домов наглухо закрывать окна, чтобы никто не видел происходящее. Но даже сверженный с пьедестала вождь умудрился при падении раздавить двух солдат.

4.07.03 Мы открыли фотовыставку в "Армен-пресс". Было телевидение и журналисты из разных газет. Приятно. Консульство РФ раскололось на рекомендательное письмо, правда не в иранское консульство, а в... грузинское. На возвращение транзитом в Россию. И на том спасибо, а то грузины визу давать не хотели. Даже с письмом несчастная трехдневная транзитная виза стоила каждому из нас 30$, да еще надо было ждать десять дней. Но выбора не было. Границы с Азербайджаном, Турцией и Нахичеванью наглухо закрыты. Иран визу не довал. Мы были в ловушке.
Вечером посмотрели на себя в новостях. Журналисты, рассказывающие про выставку, сообщили про наши визовые проблемы, и заодно предположили, что если визу мы так и не получим, то останемся в Армении собирать абрикосы в долине Арарата. Очень смешно.

5-6.07.03 На выходные ездили изучать достопримечательности Армении греческий храм Гарни, монастырь Гехард и озеро Севан. Ели сигов и раков. Познакомились со множеством интересного народа. Настроение, ухудшившееся было в Ереване, снова пошло на поправку.

8.07.03 Подали документы на грузинскую визу и отправились путешествовать по Армении. Что не делается - все к лучшему. Ну, дали бы нам визу Ирана сразу, мы бы в Армении и не задержались бы, а так хоть страну посмотрим.
Первый же водитель вывезший нас из Еревана пригласил нас к себе в гости в поселке Арарат. Вачик работал инженером на золотодобывающем комбинате, его жена Марина была русская из Екатеринбурга. Мы сперва ездили купаться в родоновый бассейн, потом посетили родителей Вачика, где нас учили готовить мацун - любимый армянский кисломолочный напиток. А вечером еще зашли к соседям на домашний концерт, где пели под аккомпанимент фортепиано армянские песни. Кстати, Вачик рассказывал, что когда была война с азербайджанцами, они на своем заводе изготовили самодельную пушку и перевозили ее прицепленной к "москвичу". Эта пушка и сейчас еще где-то хранится... Из квартиры Вачика была хорошо видна гора Арарат - национальный символ Армении, находящийся сейчас на территории Турции (временно, как надеются армяне). У Арарата две вершины Большой Арарат и Малый (или, как их еще называют, Сис и Масис).

9.07.03 Проезжая поселок Арени, разжились знаменитым местным вином. Его приобрел водитель Карен и попросил нас зайти к его приятелю Вартгесу, чтобы передать привет. Вартгес работал смотрителем заповедника и жил в пещере по дороге к монастырю Нораванк. Всего до монастыря было около восьми километров, и вела к нему узкая дорога проходящая в горном ущелье. Пещера Вартгеса была действительно пещерой. Правда хозяин оборудовал ее решеткой и входной дверью. Внутри он организовал что-то вроде кафе, где каждый мог бы остановиться и отдохнуть. Столы представляли собой плоские каменные плиты, стулья - закрученные корни каких-то деревьев. Вокруг стояли какие-то древние кувшины, плуги, прялки и прочие предметы из прошлых веков. Почти что музей. Пообщавшись с Вартгесом, мы отправились смотреть монастырь, а потом снова вернулись в пещеру. Пока мы ходили туда и обратно, оказалось что к Вартгесу приехали гости, в том числе и тот самый Карен, от которого мы передавали привет. Мы сели пить вино и есть копченых сигов, которых привез кто-то из гостей. Стемнело. Вартгес зажег керосиновые лампы и развесил их по всей пещере. Ощущения были весьма необычные, как будто оказался в сказке. В этой же пещере мы и заночевали.

10.07.03 В Грузии есть минеральные воды Боржоми, а в Армении - Джермук. Местные жители даже утверждают что их Джермук ничуть не хуже, а то и лучше. Что ж, стоило это проверить. Мы добрались до Джермука, искупались в минеральных источниках и набрали воды с собой. В городе есть интересная галерея, где расположены пять кранов из которых непрерывно хлещет джермук разной температуры от 35 до 53 градусов. Выбирай какой хочешь. Между прочим, популярный в Армении тан, молочный напиток из мацуна и воды, что продается в магазинах, делается как раз на джермукской воде.
В этот вечер мы заночевали в деревне Галидзор в доме учителя. До этого нас пыталась заманить к себе в гости какая-то подгулявшая компания, но мы успешно скрылись от нее. Мы уже привыкли к тому, что путешествия по Кавказу связаны с практически ежедневной выпивкой, но старались оградить себя от чрезмерного употребления алкоголя. Впрочем, даже в доме у учителя нам пришлось пригубить домашней тутовой водки. Эта водка считается очень хорошей и пользуется большим уважением местных жителей. А крепость ее может достигать 70-90 градусов.

11.07.03 Ходили смотреть расположенный высоко в горах монастырь Татев, купались в минеральных источниках возле Чертового моста, гостили у местных жителей, а под конец дня пересекли границу с Нагорным Карабахом. Вся граница представляет собой пост ГАИ, где у нас даже не проверили документы. Карабах и правда часть Армении, а борьба за независимость - лишь предлог, чтобы не быть с Азербайджаном. По каким-то причинам международное право не позволяет отчуждать территории официально принадлежащие одной стране в пользу другой. Поэтому Карабахцы не могут открыто соединиться с Арменией и делают вид, что борятся за независимость. Карабах, как независимое государство, до сих пор никем не признан. Но это никому и не нужно. Там живут одни армяне и ходят там также армянские деньги.

12.07.03 Мы ночевали в палатке на холме, а утром двинулись по дороге в сторону Степанакерта. Возле источника с водой мы остановились набрать воду. Туда же подъехала машина загруженная помидорами, везущая их в город на продажу. Мы перекинулись с водителем парой слов и пошли дальше. В голову пришла мысль: "Эх, а в Грузии угостили бы помидорами..." В это время машина обогнала нас, остановилась, водитель вышел и насыпал нам целый мешок помидоров.
Между ущельями изредка встречались туго натянутые длинные тросы с привязанными к ним горизонтально висящими проводами. Оказалось, что эти тросы специально натягивались во время войны, чтобы мешать полетам азербайджанской авиации. Боевые действия не ведутся уже почти десять лет, но ловушки для самолетов остались. На всякий случай. Обстановка между соседями до сих пор остается крайне напряженной.
Дороги в Карабахе хорошие, деньги на их строительство были выделены армянской диаспорой со всего мира немалые. Вдоль дорог то тут, то там встречаются таблички сообщающие всем, что данный участок дороги профинансировал фонд такой-то и лично господин такой-то.
Приехав в Степанакерт, мы навестили молодежную радиостанцию. Выступили на радио в прямом эфире, причем разговор шел на русском и тут же переводился на армянский. Молодежная аудитория, к сожалению, уже не так хорошо знает русский язык, как это было раньше. Потом Оксана и Арминэ, девушки работавшие на радио, водили нас по Степанакерту и даже провели экскурсию по местной ковровой фабрике.
На рынке мы купили пару пирожков. Их нам завернули в какие-то бумажки. Присмотревшись, мы обнаружили, что это бутылочные этикетки от какого-то лимонада. На этикетках мелкими буковками было написано "Госагропром НКАО Армянской ССР". Но ведь Нагорно-карабахский автономный округ принадлежал азербайджанской ССР, а значит подобных бутылочных этикеток не могло существовать! Вот так потихоньку нынешние карабахские армяне переписывают историю.
По пути из столицы Карабаха к поселку Ванк познакомились с бывшим военным преступником, подполковником КГБ, который был в несколько подвыпитом состоянии и хвастался тем, что его хотят уничтожить азербайджанцы за некие военные преступления, совершенные им во время войны. Подполковник рассказал нам о всяких военных ужасах, а потом расчуствовавшись, решил нас немного подвезти, хотя сам до этого ехать никуда не собирался.

13.07.03 Мы проснулись от звука едущего грузовика. На поле, где мы ночевали, приехали косари. Один из них, предложил нам отправиться на завтрак в деревню Ванк. Он так и сказал: "Зайдете в деревню, найдете второй дом от перекрестка, он еще стоит на холме. Спросите Артуша, передадите ему привет от Давида. Там вас покормят." Мы с некоторым сомнением восприняли эти слова, но кушать хотелось, поэтому мы отправились в деревню искать Артуша. Дом мы и вправду через некоторое время нашли. Но Артуша там не было, он ушел на работу, а Давида никто не знал. Некоторое время домашние и соседи пытались вспоминать разных Давидов из окрестных сел и деревень, а потом бросили это бесполезное дело и принялись готовить нам завтрак. Сытые и слегка удивленные новой технологией поиска еды, мы подумывали - а не зайти ли еще куда-нибудь "передать привет от Давида".
В этой же деревне мы обнаружили целую улицу, где заборы сделаны из азербайджанских автомобильных номеров. После того как азербайджанцев выгнали, номера эти оказались никому не нужны, и им нашли достойное применение. Теперь это самая красивая улица в деревне.
Поднялись к монастырю, искупались в горной реке. Когда выходили из деревни, нам встретились двое пенсионеров. Дедушка и бабушка, годков под восемьдесят. Пенсионеры, увидев нас, заулыбались. а бабушка решила блеснуть знанием русского языка, радостно закричав во весь голос: "Здравствуйте! Как дела! Ить твою мать!" На этом, к счастью, ее словарный запас исчерпывался.

14.07.03 В палатку, которую мы поставили на холме, подальше от посторонних глаз, утром начал лезть какой-то любопытный местный пастух. Он сообщил нам, что нам пора вставать и идти завтракать. Впрочем, кормить нас он не торопился, а порекомендовал идти в ближайшую деревню и зайти в любой дом. Якобы нас там сразу должны были пригласить на завтрак. Делать было нечего, пришлось вставать и идти в деревню, так как пасущиеся по всему склону овцы все-равно не дали бы нам доспать. Как назло деревня тоже оказалась негостеприимная, да еще и не говорящая по-русски. Благостные предположения пастуха не оправдались, и все наши попытки спросить про еду наталкивались на рекомендации идти в местный магазин, который представлял собой закуток в частном доме, где продавались, конфеты, алкоголь и жевачка. Купить в этом магазине еду не представлялось возможным. Для более полного изучения свойств деревни мы даже специально нашли дом, где люди завтракали, и указали пальцем на хлеб. Но там сделали вид, что не поняли нас. Вот тебе и хваленое гостеприимство!
Остаток дня мы потратили на обратную дорогу в Ереван. По пути обратили внимание, как много здесь смешных надписей на русском. Чего тут только не было! "Вульканизация", "вюлконизация", "хадавNк", "элэктрик", "запчаст", "рэмонт амортызаторов".

15.07.03 В Ереване в очередной раз отправились в грузинское консульство. Каждый раз, когда мы ходили туда, покупали у местной бабушки пирожки, в местном магазине мацун и съедали это все за столиком местного ресторана. Зашли и на этот раз. Бабушка обрадовалась, что мы еще не уехали, и даже на радостях один пирожок дала нам бесплатно, как постоянным клиентам. В ресторане нас тоже встречали уже как завсегдатаев, радостно протягивая подставки под бутылки с мацуном.
Грузины не обманули и визу дали. Мы распрощались с гостеприимным Ереваном и двинулись обратно в Грузию. Ночь провели в Маралике в местной гостинице, куда нас устроила по знакомству бесплатно какая-то подвыпившая компания. В гостинице не было ни посетителей, ни воды, ни постельного белья, поэтому к нашему бесплатному ночлегу там отнеслись весьма спокойно.

16.07.03 Утром мы позавтракали в ресторане. Угощал нас его владелец - бизнесмен Симон, один из вчерашних алкашей. Одно время Симон работал в России, где жарил кебабы, они у него и впрямь были вкусные. Но что-то он там не поделил с местной общепитовской мафией и вернулся в Армению, где купил этот ресторан за небольшие деньги.
В Гюмри (бывшем Ленинакане) мы встретились с Мартином, кинооператором, с которым познакомились еще в Карабахе. Мартин показал нам свою студию, видеоклипы и фотоработы. Было очень интересно, особенно если учесть, что Мартин самый высокооплачиваемый кинооператор в Ленинакане. Мы немного покатались по городу. Ленинакан сильно пострадал во время землятресения пятнадцатилетней давности. Его начали было энергично отстраивать заново, но успели немногое. Союз развалился, а в городе застыли в неподвижности остовы заложенных домов и стрелы сотен подъемных кранов уныло торчащих в разные стороны.

Неизвестный Мир - II (Грузия)

18.06.03 Ночь проводим в палатке. Утренний дождь немного портит настроение, но в целом дух вполне боевой. Идем пешком по военной грузинской дороге. Пограничный переход работает с 7 утра до 7 вечера, с9:00 до 10:00 пересменка. Пешего перехода нет. На таможне искусственно создаются пробки, чтобы те, кто торопится и хочет ехать без очереди, давали бы взятку пограничникам. Местные пугают нас, что на таможне выпьют из нас все соки, а в Грузии будет еще хуже, но информация не подтверждается.

Проезжаем границу вполне благополучно, впросившись в микроавтобус.

Материалы взяты с официального сайта экспедиции: http://www.geocities.com/koubatian/Снова идем пешком, потом все-таки добираемся до городка Пасанаури. Там как раз режут баранов, это идет грузинский праздник Ломисоба. Нас приглашают выпить вина и попробовать вареную баранину. Добро пожаловать в Грузию!.
Уже довольно поздно добираемся в Тбилиси. Только прошли несколько шагов по улице столицы, как вдруг перед нами останавливается машина, а из нее, как черти из коробки, выскакивают местные комитетчики. Предъявляют какие-то удостоверения, требуют показать наши паспорта. Все происходит так быстро, что мы даже сперва принимаем их за грабителей. Но потом нас отпускают, сообщив, что у нас в Санкт-Петербурге преступности гораздо больше, чем во всей Грузии вместе взятой.
Ищем место, где можно переночевать - университет или монастырь. Не находим, зато обнаруживаем огромный стадион. Сейчас здесь продают мебель. Просим разрешения поставить на стадионе палатку, но нам предлагают разместиться без всяких палаток - вон тут сколько дорогих импортных диванов! С таким комфортом мы давно уже не спали.

19.06.03 Гуляем по городу, пьем квас из инжира и едим хачапури. Главное - глядеть под ноги. Кто-то утащил все канализационные люки, наверное, чтобы сдать их в пункт приема металлолома, так что можно легко провалиться. Много запущенных домов, в которых, вероятно, живут беженцы. Обитатели этих домов явно не отличаются склонностью к чистоте и аккуратности.
Спрашиваем у старичка лет шестидесяти: "Как нам пройти в Старый город?" Отвечает: "Старый город? А-а-а, это вам надо туда, где раньше рельсы были. Сейчас их сняли. Когда-то там ходили трамваи, но я этого не помню. Я тогда маленький был."
Транзитная виза Ирана стоит 75 долларов и делается неделю. Дороговато, и мы решаем сделать ее в Ереване.
Выбираемся из города и двигаемся на Мцхету, одно из наиболее интересных мест Грузии. Нас подвозят Звиад и Гиви, которые работают в детском доме неподалеку от Мцхеты, они приглашают нас в гости. В детском доме как раз идет какой-то праздник, преподаватели и воспитанники постарше пьют вино, играют на тандуре, поют грузинские песни и танцуют. Страшно весело. Выпили за дружбу России и Грузии. Кстати, я для себя узнал, что лезгинка - это вовсе не грузинский танец, как в России многие считают, а северокавказский (соответственно, лезгины и грузины - совсем разные народы). Ночью с 1:00 до 8:00 практически по всей Грузии отключают электричество. Ложимся спать при свете свечей.

20.06.03 Посмотрели церкви Свети Цхавели (1029 г.) и Чжвари в Мцхете. В первой, по преданию, хранится часть одежды Христа.
Водитель Камаза, что нас подвозил, Амиран, пригласил к себе в гости в деревню Корбоули (недалеко от Сачхере). Это несколько в стороне от нешего маршрута, но соблазненные рассказами о горных монастырях, расположенных там, мы едем к нему.
По дороге поели хачапури в заведении, на котором несколько коряво было написано "Super Khachapuri." Они и вправду оказались супер. А во дворе стояла клетка с медведем гризли. Местные жители вообще любят пойманных зверей (медведей или волков) сажать в клетки рядом с закусочными или ресторанами для рекламы.

21.06.03 Амиран отвел Камаз с цементом разгружаться, а нас действительно отвез на Ниве в горы посмотреть монастырь Джручи (XI века). К сожалению, во время землятресения монастырь сильно пострадал, и сейчас там живут всего два монаха и ведут свое хозяйство: разводят кур, овец, коров, пчел. Денег на восстановление пока нет, но переговоры об этом ведутся. А в горах поблизости живут волки и периодически воруют монастырских коров.
Вернувшись в деревню, отправились на Камазе на рыбалку. Амиран захватил местных деревенских ребят, которые почти полностью заполнили опустевший было кузов Камаза. У нас была сеть и ребята прошлись ею по реке как бреднем. Амиран активно руководил процессом и за полчаса удалось набрать целый мешок рыбы. Потом рыбу пожарили и устроили банкет для всех рыбаков в доме Амирана. К рыбе как-то появились лаваши, овечий сыр, соленые перцы, чача. В общем было здорово.

22.06.03 Мы добрались до Боржоми. Вообще-то мы не планировали там задержаться, но судьба решила иначе. Мы начали изучать грузинский язык и переписывали буквы со всех надписей, которые были продублированы по-грузински и по-русски (или хотя бы по-английски). Остановились возле школы и начали заносить новые буквы в тетрадку. Из школы вышел человек и предложил подарить нам алфавит. Это был директор русскоязычной школы №3 Отари Федорович Маградзе. В этой школе мы и остались еще на два дня.
Ходили гулять в боржомский парк. Природа просто потрясающая - заповедник, горные ручьи, река Кура, бьющие прямо из под земли минеральные источники. Можно гулять по Боржоми, пить Боржоми и купаться в нем же. К сожалению, сейчас Боржоми не так посещается туристами, как это было раньше, но все же этот город прекрасен. Мы с Юрой даже захотели накопить денег и купить там дом. Осталось только исполнить задуманное.
Познакомились с американцем из "корпуса мира", который преподает английский язык. Взяли его с собой в школу, где нас уже ждал накрытый стол. Отношение к гостям в Грузии особое. Общались на трех языках сразу, ели шашлыки, пили чачу. Даже умудрились напиться так, что пришлось идти в парк проветриваться. Обычно мы себе такого не позволяем, но хозяева были крайне гостеприимны.
В Боржоми сохранился бюст Сталина, встречаются также названия: "Мост им.Сталина", "Плошад Сталина" (именно так как написано), "Улица Сталина" и даже "Stalin street". К лучшему другу физкультурников отношение здесь весьма почтительное. Есть в боржомском парке и дача Сталина. Раньше это было святая святых, куда вход простым смертным был заказан. Сейчас дача находится не в самом лучшем состоянии, второй этаж сдается туристам, готовым выложить примерно тридцать долларов за ночь. А на первом этаже можно посмотреть аппартаменты вождя, его письменный стол и даже собственноручно вбитый гвоздь, на который он вешал свою фуражку.

24.06.03 Снова на трассе. Последние деньги потречены еще в Боржоми. Хорошо, что с собой еще есть две бутылки минеральной воды и хлеб. Нам встречаются интересные люди. Например, браконьер и бывший бандит Тимур. Он остановливается сам, и, не смотря на то, что в его машине уже сидят четыре человека, мешки и электроудочки, решает нас немного подвезти. Раньше он возил оружие с России и Украины - пулеметы и автоматы для войны в Осетии. Тимур покупал их у проворовавшихся армейских прапорщиков. Сейчас он находится в розыске во многих крупных городах вышеупомянутых стран. У Тимура что не фраза, то перл. Видит в деревне свинью: "У-у-у, свинья! Знает технику безопасности, за деревню не выходит. Я эту свинью запомнил, попадется она мне - зарежу!" Видит турецкую крепость: "У-у-у, турки! Эх меня бы сейчас в двенадцатый век, я бы из СВД с той сопки всех турков бы пострелял" Заговорили о Шеварнадзе: "У-у-у, Шеварнадзе! Белая лиса! Кощей Бессмертный, чтоб ему! Если меня власти достанут, уйду в горы с автоматом. Устрою им - легенды будут складывать!"
Приехали в Аспендзи, зашли в ресторан попросить соли. Нам насыпали соли, а заодно угостили чакапули - вареной бараниной и подарили бутылку чачи. Что теперь с ней делать? Мы уже несколько устали от пьянства.
Пытаемся до ночи дойти до озера Цунда. Там можно переночевать, а заодно и наловить рыбы. Идем, идем, а озера все нет. В общем, пришли уже довольно поздно. Поставили палатку, а вот ставить сеть уже не было желания. Темно, вода холодная. Бросили ее прямо возле берега. Авось попадется что-нибудь глупое.

25.06.03 Утром нас разбудили пришедшие на берег рыбаки. В нашей сети оказались два карпа. Вот уж не ожидали! Пожарили их на костре и пошли дальше в сторону Вардзии, к пещерному городу времен царицы Тамары. В пещеры Вардзии нас пустили бесплатно. Еще бы, первые русские за последние лет десять. По дороге нас всё спрашивали: "Поляки? Словаки?".
Познакомились с ребятами выпусниками экономического факультета Тбилиссокого университета (филиала в Ахалцихе). Ребята праздновали сдачу экзаменов и собирались по этому поводу зарезать барашка, которого привезли специально из Ахалцихе. В итоге нас так и не отпустили, и мы остались праздновать вместе с ребятами.

26.06.03 Сегодня у Юры сильно болела голова и вообще он чувствовал себя неважно. По этому поводу мы даже решили вообще больше не пить (сомневаясь, что в Грузии это возможно). При движении в сторону Ахалкалаки окружающая обстановка несколько меняется. Любопытно глядеть по сторонам, можно увидеть, например, железнодорожный вагон установленный вместо моста через реку; надпись "Соки, Пиво, Сахар" на лотке, где стоят канистры с бензином и машинным маслом; на ларьке с хлебом непонятную вывеску: "Хлеб. Принимаем на заказ".
В Ахалкалаки живет 95% армян. В ларьке с аудиокассетами просим кассету с грузинской музыкой, но там продается лишь армянская, русская и американская музыка. Рядом с городом находится гора Абул. В своё время внутри нее скрывалась советская секретная ракетная база. Вход в нее открывался примерно также как пещера Али Бабы, часть горы отъезжала в сторону. Сейчас же она эта база полностью законсервирована.
Надеемся сегодня уже перейти границу Армении, но достигаем лишь русских духоборских деревень: Орловка, Спасовка и т.п. Духоборцев принудительно выселили сюда около 160 лет назад за то что они не признавали церквей и попов, предпочитая общаться с Богом без посредников. Машин почти нет и идти приходится пешком. Нам встречаются два брата армянина Вачик и Рачик. Они - местные бизнесмены, едут за молоком для сырного производства. Хоть братья едут в другую сторону, но мы отправляемся с ними, времени-то у нас много, да к тому же интересно посмотреть как сыр делается.
Крыши в деревнях духоборцев из дерна. Русские печи, деревянные ложки, прялки, чугунки - все сохранилось как в дореволюционной России. Духоборцы и армяне живут более или менее дружно, хотя трения конечно бывают. Случаются и драки, обычно на почве пьянства. Многие, кто здесь живет - судимые, да и не по одному разу. Многие телеграфные столбы облюбовали аисты. Местные птицы не то, что где-нибудь в Беларуси, со своими скромными гнездами. Здесь живут "новые аисты", которые строят себе на столбах огромные особняки до метра высотой, а то и больше. В таком гнезде легко размещается целая семья аистов, а на нижних "этажах" могут поселиться и воробьи с синицами.

Неизвестный Мир - I (Россия)
Григорий Кубатьян Мы незаслуженно оставили без внимания кругосветную экспедицию Г.Кубатьяна и Ю.Болотова.

Попытаемся наверстать.

Итак, 1 июня 2003 г. стартовала кругосветная экспедиция "Круглый Мир".

Материалы взяты с официального сайта экспедиции: http://www.geocities.com/koubatian/
Юрий Болотов

1.06.03 Официальный старт из Санкт-Петербурга. Прошел без помпы, поскольку в этот день мы были в Ярославле. Так уж получилось...

4.06.03 Мы наконец получили визу Грузии и, покинув Москву, достигли Воронежа. Там встретили старых и новых друзей. Дали интервью газетам "Моё" и "КП". Выступили на филфаке ВГУ. Встретились с ребятами из Российского союза молодежи. В Воронеже хорошие люди и самое вкусное мороженое.

9.06.03 Нас снимало телевидение Таганрога "22 канал" и "RenTV". Зашли на всякий случай в газету "Таганрогские известия". Там сидела одинокая тетка и жевала бутерброд. Спросили, хочет ли она взять интервью у известных путешественников, но она наотрез отказалась, сославшись на то, что у нее обед. А вообще в Таганроге люди гостеприимные и девушки очень красивые.

11.06.03 Краснодар. Прекрасный город, где на трамвайных остановках растут черешня и тутовник. Нас трижды снимает телевидение и записывает радио. Но народ на улицах все-таки пока не узнает.

14.06.03 Днем раньше нас подвозил водитель, владелец сыроваренного производства. Подарил нам два здоровенных сыра, чтобы хватило надолго. Так что мы на сырной диете.
Вдоль дорог часто встречаются фальшивые милицейские машины из фанеры, чтобы пугать пьяных водителей в ночное время.
Доехали до Буденновска. Посмотрели больницу, которую в свое время захватывали террористы. Кстати, это произошло как раз 14 июня 1995 года. По разным сведениям было убито от 150 до 200 человек, в основном мирные жители. Боевики тогда потеряли убитыми лишь 12 человек, остальные ушли безнаказанно..
Вечером мы добрались до КПМ "Затеречный" - "последнего форпоста России", как сказали нам милиционеры. Нас очень хорошо приняли, от души накормили. Увидев рекомендательное письмо, сказали: "О, надо помогать. Письмо от правительства. Мы как раз помогаем, можем себе галочку поставить... ", - и посадили на ночной автобус до Махачкалы.

15.06.03 Махачкала - столица Дагестана. Здесь нам впервые за эту поездку крикнули "Эй, мистер!" Мы с Юрой поздравили друг друга: "С почином!".
Встречаются забавные вывески: "Оптово-розничный исламский магазин"; реклама на троллейбусе: "Подпишись! Сделай себе подарок на судный день! Газета для мусульман Нурул Ислам"; объявление: "Требуется девушка с сознанием компьютера". Наконец, огромные надписи на крыше домов: "Перестройка", "Гластность", "Демократия", "Социализм".
На выезде из города нас останавливают местные гаишники. Оказывается, они видели про нас передачу по телевидению и горят желанием помочь. Останавливают автобус, который идет до границы с Азербайджаном и строго говорят водителю: "Это важные люди из Москвы. Нам дано указание им помогать. Довезешь их до границы и денег не возьмешь. Понял?!" Водитель соглашается.
Со стороны Дагестана нет пешего перехода. Нужно ехать двести метров на маршрутке, за 20 рублей с человека. Я даю деньги, но водитель Мага, узнав что мы путешественники, деньги возвращает, да еще угощает нас пирожками. Российские же таможенники, услышав про автостоп, зачем-то дают нам 80 рублей, усмехаясь: "Берите-берите. Если где скажете, что таможенники вам денег дали - никто не поверит!"
А на азербайджанской стороне нас не пропускают. Азербайджанцам не нравится фамилия Кубатьян, меня подозревают в скрытом армянстве. Азербайджан и Армения - кровные враги. Моя относительно славянская внешность, российский паспорт и куча рекомедательных писем не убеждают пограничников в нашей благонадежности. Мы с Юрой довольно долго пытаемся все-таки прорваться в Азербайджан, но безуспешно. Максимум, чего мы добиваемся - таможенники сажают нас в автобус, который едет обратно в Махачкалу. Теперь придется ехать напрямую в Грузию, теряя время на объезд Чечни. Огромные портреты Алиева ехидно глядят нам вслед.

16.06.03 Автобус идет всю ночь и мы спокойно спим, ожидая что утром приедем в Махачкалу. Однако просыпаемся мы уже в... Хасавюрте. Фактически - это граница с Чечней. Как раз сюда нам и не надо. Хасавюрт встречает зловещим молчанием гор и жалобным блеянием овец. Еще раннее утро, и мы решаем побыстрее выбираться из этого места, от греха подальше. Пока ищем выход, видим огромную надпись на заборе: "Единственный путь к спасению - ИСЛАМ!".
Все-таки уезжаем из Хасавюрта. Дагестанские гаишники всячески нам помогают, и уже к вечеру мы в Ставрополье в станице Курская. Нас пригласил в гости Володя, водитель Камаза, который нелегально возит самопальное топливо из Чечни в Россию. Ездит он вообще без документов, но с деньгами, поэтому на постах его не трогают. Дома у него хранится гранатомет, пистолет и тесак невероятных размеров.

Гильдия. Лекции.
Гильдия Мастеров Автостопа 3.09.03 Введение, стратегия, география, атласоведение, безопасность.

10.09.03 Снаряжение, техника, безопасность.

24.09.03 Тактика, прохождение больших городов, cитистоп, безопасность.

1.10.03 Дальние поездки, иные рода, перемещение больших групп, безопасность.

Все лекции проходят по адресу: СПб, ул. Турбинная 35/1, кв. 94 с 20:00.

Лектор - Татьяна Гуменик.

Приглашаются все желающие. Подробности мейлом и по тел. (812) 153-5147 с 7:00 до 21:00.

Эльба-23
27-28 сентября 2003 года (суббота, воскpесенье) состоится тpадиционное меpопpиятие под кодовым названием "Встpеча на Эльбе".

Дальше писать не буду. Если кто-то, не знает, как туда ехать, или не читал всесь тескст, тыкайте мышом сюда >>

Страницы